Что продаётся на Арт Базель Гонконг.

Воспитанная в Гонконге и учившаяся в Париже, 34-летняя Кейт Тай считает себя пристрастной к искусству. Два года назад она провела летние каникулы в Бельгии, где гуляла по галереям и музеям. Она восхищается бельгийскими художниками Люком Тёймансом (Luck Tuymans) и Михаэлем Борремансом (Michaël Borremans). Этим летом она поедет в Москву, Санкт-Петербург, Ригу, Латвию, чтобы продолжить своё арт образование после Гонконга, где она работает над архивом китайского художника Танг Хейвена (T'ang Haywen), которого до сих пор нет ни в одном крупном художественном музее. Она коллекционирует работы Яниса Авотиньша (Jānis Avotinš), Риюсуки Фукахори (Riusuki Fukahori), Милы Фюрстовы (Mila Fürstová) и обожает Олафура Элиасона (Olafur Elíasson) из-за того, что его волнует планета. Она будет коллекционировать этих художников следующие несколько десятилетий при любых обстоятельствах.

Тай - следующее поколение азиатских коллекционеров, утопающих в мире искусства с постоянно растущим количеством мероприятий в регионе, как Арт Базель Гонконг. В то время как арт рынок наполняют волны покупателей из разных уголков мира - из Японии, России, Персидского залива - активность азиатского рынка чувствуется качественно иной. Медленный, но верный гравитационный сдвиг, по сравнению с мимолетными всплесками людей, чьи язык, обычаи и художественные предпочтения были быстро изучены специалистами из нескольких аукционных домов. Мир искусства, похоже, делает свои долгосрочные ставки на Азию.

"Она может стать новой Европой с точки зрения покупательской способности", - говорит Клэр Мак Эндрю, арт экономист и автор ежегодного исследования арт рынка UBS и Арт Базеля. Для последнего издания она выяснила: Китай вырос до второго места по охвату мирового рынка, что составляет 21% продаж в мире. Этот показатель несколько опережает Великобританию, отчасти благодаря падению курса фунта стерлинга.

Экономическая база Азии, особенно в Китае и Индии, более перспективна, чем в других регионах, где благосостояние оседает у немногочисленных представителей королевских семей, олигархов и их приближенных, несмотря на рост неравенства. Государственные и частные инвестиции в культурную инфраструктуру также процветают в азиатских странах, особенно в Китае.

Только в Гонконге в мае на месте бывшего полицейского участка откроется культурный центр Tai Kwun, а в западном Коулуне в 2019 году откроется M+Museum. Международный валютный фонд прогнозирует рост азиатской экономики на 6,5% в следующие два года с тем же темпом, что и в 2017 году, что делает его ответственным за более, чем половину мирового роста. Ещё важнее, отмечает главный специалист по инвестициям в регионе UBS Адриан Цюрхер, что по мере того, как экономика Китая созревает, она смещается в сторону большего потребления, чем инвестиций и сбережений, что приводит к увеличению спроса на предметы роскоши, такие как искусство и мода. Несмотря на угрозу трейдерской войны, Цюрхер считает, что влияние тарифов на рост в Китае будет весьма незначительным.

Ключевым интересом к арт рынку в Азии является головокружительный темп, с которым регион плодит миллионеров и миллиардеров. Азия составила 41% миллиардеров в мире на 2017 год. Это больше, чем в США на 32%, согласно The Art Market 2018. Только Китай ожидает получить ещё 205 миллиардеров в следующие пять лет, это в два раза больше, чем в Европе, говорится в докладе. У многих миллиардеров уже 20- и 30-летние дети, которые развили вкус к коллекционированию искусства и связанному с ним роскошному образу жизни с перемещениями по миру. Также растёт количество представителей обеспеченного класса HENRY's (high-earners, not rich yet) - банкиров, предпринимателей и других специалистов, особенно в таких финансовых центрах, как Гонконг.

"Азиатская демография останется навсегда. Я считаю, что развиваться будет только то, что они покупают", - говорит Эрик Глисон, директор Нью-Йоркской Paul Kasmin Gallery, одной из 248 участников Арт Базель Гонконг. На третий день ярмарки он продал 10 работ орегонского художника Марка Райдена (Mark Ryden), чья обрамлённая в золото живопись стала частью Kabinett program и отправилась в комнату с розовыми стенами, бесстыдно созданную для Instagram. Их цены варьировались от 75 до 650 тыс долларов за продуманно оформленную "The Veil of Bees (#113)" (2018). "Все пришли за новыми покупателями", - сказал Глисон.

В четверг днём Глисон заинтересовал ещё одного нового потенциального покупателя: пожилой азиат, круживший вокруг бронзы Бранкузи, в жакете гольф и брюках чинос, выглядевший так же шикарно, как и средний фармацевт. Узнав, что она стоит 4,5 млн долларов, даже глазом не моргнул. "Цена фиксированная?" - спросил он. - "Мы всегда можем её обсудить".

"Вопрос скидки так же стар, как и Китай", - говорит Матиас Расторфер, основатель швейцарской галереи Gmurzinska. "Так всегда: переговоры - искусство ради искусства". Он привёл недавние колебания на фондовом рынке, так как это вызвало небольшое чувство незащищенности не только в Азии, но и во всем мире.

"Люди реже чувствуют себя слепыми оптимистами, что означает не панику или какие-либо опасные настроения, но ты начинаешь снова думать", - говорит он перед тем, как вступить в очередное обсуждение покупки. Расторфер так же рассказал, что некоторые коллекционеры потребовали очень специфическую документацию на некоторые из картин Вифредо Лам (Wifredo Lam), которые галерея привезла как часть Kabinett program. Этот процесс он заметил ещё раньше: азиатские покупатели предпочитают изучить работы и художников перед тем, как сделать выбор, что может привести к некоторой задержке в закрытии сделки.

"Очевидно, это кривая познания, - говорит Расторфер. - Люди воспринимают это очень серьёзно, и это то, что не происходит за пять минут. Потенциальные покупатели хотят узнать больше о художнике, структуре цен, видение коллег, видение музеев и кураторов, и галерея должна дать эту информацию, хотя покупатели часто и сами изучают".

Gmurzinska продала бронзовую с чёрной патиной скульптуру Фернандо Ботеро (Fernando Botero) Ballerina (2015) 2/6 приблизительно за 800 тыс долларов, а так же Femme aux 3 cheveux, constellation (1976) Хуана Миро (Joan Miró) приблизительно за 300 тыс долларов.

Мэтью Борисевич, основатель Shanghai gallery Bank и консультант по культуре Mabsociety, объяснил, что увидел общее появление молодых клиентов, более открытых к новому, часто с родительскими деньгами, прожигающими дыры в их карманах.

"Раньше это были 50-, 60-, 70-летние люди с очень определенными и консервативными взглядами", - говорит Борисевич. Сейчас у него появились 23-летние клиенты.

"Они тратят не свои деньги, это становится весьма популярным образом жизни у молодёжи", - говорит он. Bank расположилась в секции ярмарки Insights, где представлены кураторские проекты галерей, базирующихся в азиатском регионе. На персональном стенде были представлены ксилографии из серии Shattered Jade, созданные китайским современным художником Сюй Бингом (Xu Bing), так же, как и рисунки, фотографии и другие предметы из серии.

Большинство цветных принтов были проданы за 8 250 долларов, включая несколько тиражных из серии Mountain City (1982), коллекционерами из Китая, Италии, Тайваня и других. Борисевич сказал, что это была бы прибыльная ярмарка для всех, если бы все в конечном итоге платили, ссылаясь на пресловутую проблему неплатежей, особенно среди китайских покупателей.

Винсент де Сарт из Beijing и Hong Kong's de Sarthe Gallery сообщил, что у него было несколько молодых коллекционеров, которые не особо стремились к тренду коллекционирования всего того, что есть у их родителей, или к покупке западных художников, которые есть у всех. Вместо этого они искали современных китайских художников, которых как раз и представляла галерея. Он также встретил международных покупателей и экспатов, таким был основавшийся в Гонконге колумбийский банкир, который собрал обширную коллекцию Ма Сибо (Ma Sibo). На Арт Базель Гонконг галерея продала одну работу этого художника Red Dimension (2017) за 12 тыс долларов, Reflections-Cathédrale Notre dame de Paris No.3 (2018) Лу Синьцзяня (Lu Xinjian) за 25 тыс долларов, фотографии Memory No.1 (2013) 2/5 Ван Гуофена (Wang Guofeng) за 30 тыс долларов каждую. Скульптура 12 Straight lines (2010) француза Бернара Вене (Bernar Venet), картина китайского абстракциониста Зао Ву-ки (Zao Wou-Ki) 19.12.1966 и крупная работа Чу Тех-Чун (Chu Teh-Chun) были проданы за нераскрываемые суммы.

На стенде TKG+, галереи новых художников Шелли Ву под патронажем дилера из Тайвани Тины Кенг, было представлено девять работ трёх художников (Чен Чинг-Юан, Джойс Хо, Чиа-Энергии-Жао (Chen Ching-Yuan, Joyce Ho, Chia-En Jao)), которые были проданы по средней цене 10-12 тыс долларов, сообщила Ву. Она рассказала, что презентовала 80% из того, что она бы хотела взять на ярмарку, и многое ушло к новым владельцам. Ву отметила, что её патрон продала полностью стенд, включая работу Су Сяобай (Su Xiaobai).

Ярмарка началась во вторник с большой продажи Уильяма де Кунинга (Willem de Kooning) Untitled XII (1975) за 35 млн долларов. Бретт Горви из Lévy Gorvy, который продал работу от имени соучредителя Microsoft Пола Аллена, назвал сделку, которая велась ещё ранее и была оформлена на ярмарке, "калибром коллекционирования" в Азии, а директор ярмарки Аделина Оой назвала её "силой азиатского рынка". Но никто не подтвердил, что покупатель был азиатом.

Наиболее заметны различные уровни инвестиций галерей в регион: независимо от того гиганты ли это, вроде Девида Цвирнера, Pace и других, в Гонконге арендуются офисы и нанимается персонал. LACMA на прошлой неделе анонсировала два больших шага на пути построения связей с Азией: дар из 400 работ из коллекции Жерара и Доры Когни, большая часть которой - это рисунки китайских художников тушью, а также партнёрство с Шанхайским музеем Yuz, основанным китайско-индонезийским коллекционером Буди Тек.

Было бы неправильно сказать, что коллекционеры не могут или не хотят покупать трофейные работы. Но многим нравится делать крупнейшие покупки вдали отсюда, например, в Базеле или на крупных аукционных торгах, где термин "китайский участник" звучит в контексте головокружительных продаж на пост-продажных пресс-конференциях. Тадеуш Ропак, владелец пяти галерей по всей Европе сказал, что его азиатские клиенты предпочитают делать крупнейшие покупки именно в галерее, где они могут быть более осторожными.

"Топовые коллекционеры приезжают два-три раза в год в Париж", - говорит Ропак. Он отметил, что многие держат квартиры в Париже, поскольку им легче получить визу во Францию, чем в Великобританию, где он открыл галерею год назад. Ропак подобрал работы в разбросе от 500 тыс до 1 млн долларов, комфортные ему для Арт Базель Гонконг. Он продал работы в коллекции в Гонконге, Малайзии и Германии, но пока ещё не на материковый Китай.

Ропак тоже подыскивает пространство в Азии. На сегодняшний момент у него есть директор по Азии в Гонконге, Николас Бакли Вуд, который путешествует по региону и свободно говорит на мандаринском диалекте. В среду на стенде Бакли узнал важного азиатского коллекционера и незамедлительно представил его Ропаку. Мужчина присел и тихо сказал: "Я ищу работы Энтони Громли (Antony Gromley)", британского скульптора, работы которого недавно были проданы на аукционе за 5,2 миллиона фунтов стерлингов. В дополнение к ушедшим со стенда работам галерея продала: Susanne 3 (2016) Алекса Каца (Alex Katz) за 480 тыс долларов, угольную графику Роберта Лонго (Robert Longo) Untitled (Rose November 22, 2017) за 600 тыс долларов, Wir haben im Keller die Briketts mit Kreidepulver bestreut (2015) Георга Базелитца (Georg Baselitz) за 600 тыс долларов и Beaker (Salvage) (1984) Роберта Раушенберга (Robert Rauschenberg) по цене около 1 млн долларов.

У Шона Келли нет постоянных сотрудников в Азии, он выставлялся на ярмарке еще со времён Арт Гонконг из соображений долгосрочной стратегии личных знакомств, встречаясь с коллекционерами, возвращаясь в регион снова и снова. Он сравнил это с тем, как некоторые дилеры завоевывали японских покупателей в 1980х годах.

"Вы создаёте репутацию, у людей появляется доверие и они возвращаются, - говорит Келли. - Будем откровенны, в 80х было много западных дилеров, продававших третьесортный продукт на японском рынке по раздутым ценам, делая вид, что не понимают что делают".

Он отметил, что культура насмотренности, оценки и понимания современного искусства очень быстро развилась в Китае с нуля.

"Это практически клише - уровень сложности и скорость, с которой это рынок развивается: то, что заняло бы десять лет в любом другом контексте, достигается здесь за год, - говорит Келли. - В первый год, когда мы сюда пришли, люди все трогали, повреждали искусство. Люди не знали как смотреть на работы. Сейчас они подкованы в искусстве и хорошо готовятся заранее". Он рассказал ещё об одном моменте, который воздействует на рост количества азиатских покупателей, посещающих ярмарки Арт Базель в Швейцарии и Майами. "Ярмарки взаимоопыляют друг друга".

Другие дилеры говорят, что их азиатские клиенты, особенно самые серьёзные, часто объезжают галереи персонально. Дэмон Гарстанг из Goodman Gallery рассказывает, что самые серьёзно настроенные клиенты приезжают к нему в галерею в Южную Африку. С ним согласен Николо Карди из Cardi Gallery в Милане и Лондоне, который встретил около 30% азиатских клиентов, знакомых ещё со сделок в лондонском пространстве. Бенедикт Гёсар из Zeno X Gallery в Антверпене говорит, что принимала азиатских покупателей в Бельгии и недавно организовала для группы китайских коллекционеров с TEFAF посещение студии Люка Тёйманса (Luc Tuymans) в Антверпене.

Существует обратный поток - азиаты, которые жили за границей и сейчас возвращаются. Этот процесс стал одним из растущих источников коллекционеров для Beijing's Ink Studio, которая фокусируется на графике тушью, говорит один из её основателей Крис Рейнольдс.

"За последние три года многие коллекционеры возвращаются к тому, чем мы занимаемся от более традиционных форм китайского искусства. В то же время, вернувшиеся китайцы могут сказать себе: "Я интернационален, но я также китаец, так что же вызывает во мне глубокий резонанс?" И находит ответ в наборе своих художников". - говорит Рейнольдс. На ярмарке он продал важнейшие работы авторов, представленных на стенде, включая Claster No. 2 (2017) Женг Чонгбин (Zheng Chongbin) за 84 тыс долларов, две серии Fairies of Mind and Heart (2012-16) Бинджи (Bingyi) по 50 тыс долларов каждая и 1983 работу без названия Ян Цзечана (Yang Jiechang), некоторые - попечителям крупных музеев. По словам Рейнольдс, это лучший ярмарочный период для галереи как в отношении продаж, так и выстраивания институционального сотрудничества в результате посещения более 20 музейных представителей в первые несколько дней.

Для Карди эта Ярмарка стала тоже успешной: Achrome (1962) Пьеро Манзони (Piero Manzoni) была продана в значимую частную коллекцию, La tigre ci guarda (1990) Миммо Ротелла (Mimmo Rotella) - в местную коллекцию, Materia Base (1990) Антони Тапис (Antoni Tàpies) и работу без названия 1998 года Дженнис Кунеллис (Jannis Kounellis) - в азиатский музей. Цены на стенде ранжировались от 350 тыс до 5 млн долларов.

"Этот Арт Базель становится важнейшим Арт Базелем из всех, - говорит Карди, - не только из-за того, что он новый, но и потому что серьёзный, количество коллекционеров здесь увеличивается. Они не просто смотрят на брендовые имена, они ищут высокое качество, и их не заботит цена".

Автор: Anna Louie Sussman.

Перевод: Оксана Котова.

Оригинальная статья https://www.artsy.net/article/artsy-editorial-sold-art-basel-hong-kong-03-31-18

Загрузить еще

вернуться